Добро пожаловать на ролевую по Yuri!!! On Ice
Приглашаем всех неравнодушных к сеттингу и миру фигурного катания присоединится к нам для поигрывания интересных сюжетов в комфортной атмосфере нашего форума. Творите историю здесь и сейчас!


F.A.Q
Правила
Роли

yuri on ice

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yuri on ice » Личные отыгрыши » дождь поет на ломаном английском;


дождь поет на ломаном английском;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

дождь поет на ломаном английском


yuri plisetsky & jean-jacques leroy
http://i.imgur.com/EIzuQDm.png http://i.imgur.com/3lKUNW5.png http://i.imgur.com/hHTo6tx.png
http://i.imgur.com/UycbG1W.png http://i.imgur.com/9vJIoAP.png http://i.imgur.com/YJQ3HkT.png
« в который раз тебя встречаю, и снова как всегда —
обидели малышку, не подходи сюда. снова ты все утрируешь, снова тебя несет.
мы с тобой кошка с собакой, мы с тобой черное и белое,
если за что-то я взялся, я все не так делаю.
перетерплю все. ок. только остынь. стой.
»


если кто-то не видел плисецкого в последние дни, то лучше даже и не пытаться — в инстаграме пусто, а фотографии от кого-то левого крайне хреновы. юра измотан, истощен, плохо спит и ест, а уж о его общем самочувствии и вовсе говорить нечего. еще и этот чемпионат россии. он лишь чудом удержался на позициях, оставив всем о себе крайне херовое впечатление. но ему плевать. у него есть проблемы посерьезнее.

в москве холодно. скоро праздники. но похуй как-то.
на все похуй. перед глазами лишь одна единственная больничная палата.

джей-джей же явно радуется жизни, вот выбрался вместе с семьей отдохнуть, а также и о многих своих друзьях и знакомых не забывает. да и фанатов тоже радует, когда улыбается в камеру и оставляет в социальных сетях очередное селфи. а почему бы и о феечке не вспомнить? как-то о нем мало что слышно в последнее время. совсем уже на тренировках себя загонял что ли?

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -
какое-то время это работало. плисецкий изредка отвлекался на телефон, листал сообщения от джей-джея, который писал какую-то дикую херню, а после слал его нахер. какого пристал вообще? мудила. и без этого мозг в сезонах выносит, так теперь еще и так достает. в конечном итоге у юры сдают нервы. он действительно психует. и он... сдает себя с потрохами. столько молчал, никому не сказал, сделав вид, что просто решил послать всех нахер и съебаться в москву, а тут сливает все не виктору или кому-то еще, а именно джей-джею.

[indent] ДЖЕЙ-ДЖЕЙ, СУКА, ОТВАЛИ! ИДИ НАХУЙ! МНЕ НЕ ДО ТЕБЯ ВООБЩЕ! И НЕ ДО ШУТОК ТВОИХ ДЕБИЛЬНЫХ! У МЕНЯ ДЕД В БОЛЬНИЦЕ И, БЛЯТЬ, ХЕР ЗНАЕТ, ЧТО ТУТ БУДЕТ! НАДЕЮСЬ, ЧТО ТЫ СЛОМАЕШЬ СЕБЕ ШЕЮ! БУДЬ ТАК ЛЮБЕЗЕН!

и назад ничего не вернуть. поздно. а впрочем... похеру вообще. это просто леруа. пускай дальше там развлекается с семьей... мальчишка зачем-то заходит на его страницу, чтобы уже буквально через минут десять подавиться обидой и злостью. твою мать, он завидует жан-жаку. он завидует таким простым вещам. а еще... в этой больнице слишком уж сильно пахнет хлоркой.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

[indent] — ты что здесь делаешь?!

нет. ему уже мерещится. надо было все-таки немного поесть. хуйня это все! не может его здесь быть. да и зачем ему здесь быть?

[AVA]http://i.imgur.com/0ASIZZw.png[/AVA]

+1

2

[indent] — Юра... — заботливый, мягкий и слегка встревоженный голос Надежды Семеновны, — эта женщина была уже для Юры и его деда кем-то вроде хорошего друга их маленькой семьи, — что мягко прикоснулась своей теплой рукой к его худому плечу, вырывает Плисецкого из своеобразного транса, в который фигурист впал уже как минут тридцать назад, — если честно, то за последние дни он выпадает из жизни слишком уж часто, предпочитая сейчас находиться в пограничном состоянии между сном и явью, — а также вновь напоминает ему о том, что человеческий организм так уж устроен, что ему время от времени нужна не только подзарядка, — еда и вода, — но еще и хороший сон. — ...ты бы хоть отдохнул. Ты когда себя в последний раз в зеркало видел? Смотреть больно. Тебе ведь еще на соревнованиях твоих выступать, а ты себя так не бережешь. Сходи домой. Поспи.

Эта женщина действительно переживает за Юру, смотрит на него с легким укором, — ведь этот мальчишка ей уже не чужой, — но он словно бы этого и не замечает, отворачивая свое осунувшееся и уставшее лицо куда-то в сторону. И на очередное замечание, что было насквозь пропитано жалостью и состраданием, мальчишка лишь начинает возмущенно и отрицательно мотать головой, говоря что-то про то, что он не может никуда уйти. Упрямится. Упорно стоит на своем. Нельзя уходить. А если что-то случится? А если он в это время будет спать? Конечно, он понимал, что в случае чего помочь ничем не сможет, но и уходить из больницы Плисецкий никуда не собирался, так как его и так выгонят отсюда уже ночью. Ведь именно так оно обычно и происходит. Как именно, да? Утром, наспех перекусив чем-то несерьезным, Юра спешит в больницу, слоняется по коридорам целый день, а после, когда он уже начинает сдавать и едва ли не засыпать на каждому углу, его отправляют домой. Но только вот он не хочет уходить. Почему? Ему придется вернуться в ту самую квартиру, в которой он уже не первый день не может нормально заснуть, — впервые в жизни, — довольствуясь лишь тем кратким сном, который приходит к нему лишь по той простой причине, что Юра отрубается сразу же стоит ему только лишь сесть на диван или кресло. Какой отсюда следует вывод? Его организм на пределе, бунтует, напоминает о себе через боль, мутные образы и тошноту, но только вот Плисецкий научился не обращать на это никакого внимания. И от этого ему только хуже. Но почему он такой? И что вообще происходит? Ничего хорошего. И тут можно лишь кратко рассказать о том, что у Николая — дедушки Юры — инсульт. Подростку уже называли какие-то сложные слова и термины, но он ровным счетом ничего не понял. И тот факт, что этот инсульт довел его деда еще и до комы, — прогнозы пока сомнительные, — явно ни о чем хорошем не говорил. И тут даже и не стоит говорить о том, что на Юре все это сказалось чертовски плохо. У него ведь — где-то примерно лет с девяти — никого и не было кроме Николая, в то время как о своей остальной семье Юра и вовсе говорить не хочет, так как родителей уже давно нет, бабушка «ушла» от них буквально через год после этого, а всплывшие какие-то странные родственники со стороны, которые появились только лишь тогда, когда Плисецкий выиграл свои первые призовые, были открыто и грубо посланы самим ребенком далеко и надолго, так как он уже тогда чувствовал с их стороны какую-то фальш. И от того мальчишка никого и никогда не любил так сильно, как своего деда Николая. И это именно дедушка всегда был рядом со своим внуком, поддерживал, внушал ему веру в самого себя и свои силы, многому научил, — даже немного готовить, но о чем практически никто и не знает, — а также все это время оставался для своего внука тем самым человеком, к которому Юра мог сбежать при любом удобном случае, зная, что его место в одном из кресел, а также белая кружка, с нарисованными на ней кошачьими ушами, всегда будут ждать его дома у дедушки. Чтобы ни случилось, Юра знал, что он всегда мог вернуться обратно в Москву. Николай — это и есть вся его семья. И сейчас Юра действительно боялся эту самую семью потерять.

[indent] И в тот день действительно хотелось позвонить Виктору.
[indent] Но то был всего лишь порыв, что был тут же заглушен и убит.

Русский фигурист сорвался в Москву слишком резко, бросив в сторону Якова и Лилии лишь что-то о том, что плевать ему на то, что он на Чемпионате России выступил крайне хреново, а еще даже поздравил Поповича с тем, что тот его обошел; ничего и никому не объяснил, сделав вид, что немного охуел, а также списав все на переходный возраст, который у подростков и без всего этого дерьма проходит крайне трудно. Зачем кому-то и что-то знать? Не стоит. Это лишнее. Их это не касается. И все то время пока Юра торчал в Москве, продолжая дышать хлоркой и какими-то лекарствами, он старался хоть как-то общаться с остальными людьми через личные сообщения в социальных сетях, а также делал все возможное, чтобы о сложившейся ситуации никто из этих самых людей не узнал. Почему? Ему не хотелось, чтобы началась какая-то непонятная беготня, чтобы тот же Виктор, который всегда была довольно порывистым и эмоциональным человеком, а это еще и не говоря о Кацуки, примчался сюда вместе с Кацудом и пытался его поддержать. Плисецкий этого не хотел. Да, ему было хреново, хотелось орать, а иногда сидеть в углу и просто плакать, — кажется, что еще немного и его накроет самая настоящая истерика, так как его эмоции все еще не нашли выход, а поговорить с кем-то об этом Юра попросту не мог, так как не хотел выставлять напоказ все свои настоящие чувства, — но он не был готов к тому, чтобы еще и с кем-то постоянно переживать все это снова и снова. Его это и так убивает. Зачем наседать? Но если же вернуться к теме сообщений и социальным сетям, то тут Юра допустил самую грубую ошибку из всех — он отвечал Джей-Джею, который отчего-то решил и про него вспомнить. Зачем? Чтобы отвлечься. Отвечал же он канадцу в своей привычной манере, грубо и через мат, так как с ним иначе и не получается, а также стараясь ничем себя не выдать. И какое-то время это все действительно работало, а телефон позволял отвлечься, но только вот в конечном итоге, когда Леруа особенно сильно стал его напрягать, а также и телефон очень не вовремя дернулся, Плисецкий очень и очень сильно психанул. Он и сам не понял отчего так получилось, — слишком сильная вспышка эмоций, — но он написал Джей-Джею то самое сообщение, которого писать был не должен — он рассказал ему о дедушке, а также пожелал парню парочки сильных переломов. А после и вовсе перестал смотреть на входящие, решив игнорировать спортсмена. И снова зря.

Если честно, то даже и не отвечая на его сообщения, Юра, как и в случае со всеми остальными, все-таки просматривал у многих ленту в инстаграме. И яркие фотографии с отдыха — где это они? — в профиле Джей-Джея отчего-то вызывали легкую, горькую и тягучую зависть. Признавать этого не хотелось, но это действительно было так, а от того и на душе становилось еще гаже, чем было прежде. Докатился, Плисецкий, уже за последние сутки умудрился проебаться в инстаграме этого идиота, в то время как свой забросил, отчего даже уже в группах люди стали за тебя волноваться. А вот чужой инстаграм... слишком яркие фотографии. Он вообще когда-нибудь не улыбается, а? Отвратительно. Слишком паршиво. Все последние дни именно такие. И сколько их уже было, а?

[indent] И Юра ведь даже и представить себе не мог, что в конечном итоге все обернется именно так.
[indent] Что всего уже через пару дней все как-то...

Решив все-таки сходить себе за кофе, — жутко хотелось качественно эспрессо, но тут его не достать, а потому придется довольствоваться каким-нибудь капучино, — а также все-таки будучи выгнанным из коридора Надеждой Семеновной, Юра решил спуститься на первый этаж где находилась регистратура, а также еще и тот самый кофейный автомат, с который он за эти дни успел очень уж хорошо познакомиться. Ей богу, он с этой машиной по выкачиванию денег виделся за это время гораздо чаще, чем со всеми остальными людьми. Подросток спускается по лестнице, делает один поворот направо, на ходу одергивая свой затасканный и слегка растянутый черный джемпер с принтом в виде оскалившейся морды тигра, — он всегда лежит у деда, а Юра постоянно носит его когда прилетает в Москву, —устало зевает, взъерошивает свои светлые волосы, бросает невольный взгляд в сторону регистратуры, а после... спотыкается и замирает на месте.

Джей-Джей.

Юра просто стоит и удивленно смотрит на того самого канадца, который сейчас что-то отчаянно и увлеченно пытается узнать у молоденькой девушки на посту. Джей-Джей. Здесь. В России. В Москве. В этой больнице. Мозг отказывался складывать все это в одну цельную картинку, так как все это было чем-то из разряда фантастики, а Плисецкий же даже было поверил в то, что у него конкретно так поехала крыша. Все-таки надо было хотя бы немного поесть, — хотя бы и тот убогий салатик, — а не заливать свой организм убойными дозами кофеина вперемешку с сахаром. Нет, этого не может быть. Мальчишка делает пару шагов по направлению к Леруа, тем самым словно бы намереваясь убедить себя в том, что все это ему просто кажется, а на самом деле на месте канадского фигуриста стоит какой-нибудь совершенно другой парень, который и вовсе на него не похож. Еще два шага. Юра останавливается, пытаясь все-таки собрать все пазлы картинки воедино. Джей-Джей. Или у него такой явный бред, что он уже из реальности выпадает? Или он все еще спит? Когда он в последний раз спал? Надо проснуться. Но даже если он и спит... Почему именно он?! Почему именно этот идиот?! Нет, серьезно, а ведь Жан-Жак вроде бы и что-то говорить ему пытается. Охренительно. Все-таки что-то не так. Юра пару раз моргнул, тем самым словно бы пытаясь прогнать внезапное наваждение, а после, когда избавиться от присутствия Джей-Джея не получается, — все-таки это не прогрессирующая шизофрения, — всю его усталость тут же заменяет раздражение. Как и всегда.

[indent] — Ты что здесь делаешь?! Почему не с родителями?! Вы ведь там... — он ведь помнит фотографии, которые на днях выкладывал Жан-Жак. И если верить этим фотографиям, то он сейчас должен был где-то там кататься на лыжах, а в идеале еще и умирать. Но только вот вместо того чтобы ломать себе ноги, как об этом и мечтал Юра, Джей-Джей сейчас стоит прямо напротив него, улыбается, да и вообще вызывает у него какой-то непонятный приступ паники и праведного гнева одновременно. — Да бред это все!

Плисецкий все-таки задает парню вопрос, который должен был дать ему ответы хоть на что-то, подходит еще ближе, явно надеясь на то, что пресловутый спортсмен все-таки окажется призраком, но вместо этого он чувствует холод, а также тот самый характерный морозный запах улицы. Юра отступает назад. Все происходящее ему не нравится. Почему Леруа здесь? Что ему надо? Они возвращаются в Канаду через московский аэропорт, но с кем-то из них что-то случилось и Джей-Джей здесь из-за кого-то из своих? Нет, мозг мальчишки отказывался работать. Он не собирался строить никаких теорий, так как одна была охренительнее другое. Что делать?
[indent] — Я думала, что ты уже ушел. — Юра быстро поворачивается в сторону Надежды, которая тоже видимо решила спуститься на первый этаж и что-то узнать. И старушка смотрит сначала на Плисецкого, а потом переводит взгляд на Леруа, явно заметив, что эти двое знакомы. Если бы это было не так, то Юра бы не остановился, а просто пошел бы дальше. — А это твой друг, да? Какой симпатичный молодой человек. Хорошо, что он пришел. Может ты хотя бы его послушаешь. — теперь она уже действительно переключается на канадца. — Может быть... — она поджимает губы, а после приветливо и тепло ему улыбается. — Вы заберете Юру? Он меня не слушает. Совсем себя измотал. Такой упертый. А еще...
[indent] — Д-да. Это... мой друг. — блондин и сам не понимает почему так отвечает, да и вообще ответ получился каким-то скованным и растерянным, так как назвать Леруа другом у Плисецкого язык не поворачивался, а после он и вовсе влезает в монолог этой сердобольной женщины, так как не в силах все это терпеть. Голова кругом идет. Или это от голода? — Баба Надя! Ну хватит уже. Пожалуйста. Я в порядке. И он все равно тебя не понимает. Он иностранец. Русского не знает. — и тут Юра думает о том, что это и к лучшему.

[indent] А может и не очень.

[indent] — Юри-ча~н, покажешь мне Москву? — канадец, явно не особо понимая о чем сейчас говорят стоявшие перед ним люди, задает этот вопрос с широкой улыбкой на лице, — по мнению Юры улыбается аки последний дебил, в то время как проходившие мимо девушки явно думали иначе, — а также делая вид, что даже и не замечает того самого взгляда Плисецкого, в котором читалось явное желание его убить. А почему бы не убить его прямо сейчас, а? Они ведь уже в больнице. Медицинскую помощь Леруа получит сразу же, а также заодно и познакомится со всеми прелестями российской медицины. Нет, ей богу, какая, еб твою мать, Москва?! Он это серьезно?! Юра был слишком измотан для того, чтобы оценить все дружелюбие и тонкий юмор этого парня, который он и без этого никогда не понимал. Бесит. Почему он такой?! В конечном итоге Плисецский все-таки начинает срываться, недовольно рычать и едва ли не сжимая руки в кулаки, чтобы удержать себя от желая кое-кому врезать.
[indent] — Ты пришел сюда, чтобы я тебе, блять, Москву показывал?! Как ты вообще узнал о том, что я тут?! Иди нахер! — мальчишка радуется тому, что женщина за его спиной ничего не поймет, а от того он мог немного психануть. Вообще-то ему хотелось вцепиться ногтями в лицо Леруа, чтобы его покалечить. Заебал улыбаться! Но не успевает этого сделать, так как Надежда Семеновна начинает интересоваться у Юры происходящим, не переставая при это улыбаться иностранцу. И чего она ему улыбается? Идиотов никогда не видела? И почему Джей-Джей выглядит обаятельным только в глазах других людей? Юре хотелось крикнуть что-то в стиле «это все обман, а так он идиот редкостный, не верь ему и его улыбке», но сдерживается, отвечая женщине так сдержанно, как только мог это сделать в данной ситуации. — Он хочет, чтобы я ему Москву показал. Но мне не до этого. Отправлю его обратно в отель. Переживет. Я его знаю. Потом извинюсь.

[indent] Поздно. Повелась.

[indent] — Нельзя так, Юра. Это некрасиво. К тому же тебе надо тоже проветриться, воздухом свежим подышать. Давай, покажи своему другу пару достопримечательностей, погуляйте, развейтесь, — к тому же и праздники ведь, — а я тут прослежу, чтобы с Николаем все было хорошо. Не переживай, если что-то изменится, то я сразу же тебе позвоню. Нет-нет, даже и слушать ничего не буду. Давай на улицу.

Плисецкий попытался было возразить, — ему не до гулянок, — но ожидаемого результата это не принесло, а потому он, матерясь себе под нос, поплелся в гардероб за своими вещами: курткой, перчатками и шарфом. Шапку он не носил, так как было еще и не так уж холодно в этом году, — по его личному мнению, — а от того стараясь даже и не смотреть на канадца, который поплелся следом, как-то злобно замотался в шарф ярко красного цвета, а после выскочил на улицу. Морозный воздух действительно помог ему проснуться, помог расслабиться и слегка очистить голову от всяких дурацких мыслей, которые до этого бились о черепную коробку, порождая в подсознании мальчишки лишь панику и паранойю. Холодно. И ему это сейчас нужно. Блондин уперся руками в колени и шумно выдохнул, вновь выпрямился, а затем повернулся к Леруа. Честно? Само существование этого парня кажется ему сейчас самой нелогичной вещью в этой вселенной. Его не должно здесь быть. Плисецкий не удивился, если бы увидел Никифорова, Милу или того же Отабека. Но это не они.

[indent] Это все еще Джей-Джей.

[indent] — И снова... Ты что здесь делаешь?! — Юра невольно начинает орать, напрягая связки, так как даже несмотря на истощенный организм, который в скором времени вновь напомнит о себе, сил на это у него еще хватало. — Вали обратно! То одно, то другое, то вот... — блондин смерил канадца угрюмым взглядом. — ...ты. Москву ему, епта! Еще и праздники эти дурацкие, народу на улицах, огоньки и фонарики. Бесит все. — нервно дойдя до какого-то фонарного столба, который ему отчего-то особенно приглянулся, Юра попросту уткнулся в него головой и сдавленно застонал то ли от холода, то ли от приятных ощущений, что были вызваны холодным металлом, то ли уже слегка подходя к истерике. — Из-за тебя я сейчас торчу тут. А я не здесь должен быть. А там... — последние слова Плисецкий говорит как-то тихо и разбито. Он устал.

[indent] — Не так все должно было быть...

Отойти от столба попросту нет ни сил, ни желания. Холодно. Приятно. Заставляет не думать о том, что в этот день он должен был сидеть с дедом у него дома, вместе смотреть с ним какую-то ерунду, обсуждать его новую программу, позвать все ту же соседку, вместе попить с ней чаю на кухне, а после пойти в магазин за продуктами. Все должно было быть не так. От Юры должно было пахнуть не хлоркой и кофе, а недавно купленными мандаринами. И сейчас Плисецкому было наплевать на то, что где-то рядом все еще есть Леруа. Он о нем и вовсе забыл, когда буквально на минуту прикрыл глаза. Не собирается он ему сейчас ничего показывать. Неужели это так сложно понять? Да и вообще... присутствие другого человека, с которым Юра уже хоть как-то знаком, вызывает у нем именно те самые мысли и чувства, что должны были остаться лежать мертвым грузом где-то под ребрами. Именно этого он и не хотел. А если же Жан-Жак хочет куда-то идти, то пускай идет без него.

[indent] И все-таки...
[indent] Что он тут делает?

[AVA]http://i.imgur.com/5qhlqtY.png[/AVA]

+2

3

[indent] На рождество Джей-Джей прислал Белле подарок по почте, попросил прощения, что не сможет с ней провести праздничный вечер, ведь он так загружен тренировками. Он и правда был ими загружен — с остервенением навалил на себя кучу всего, перевыполняя план и забывая про усталость. Когда тренировок становилось слишком много, чтобы организм это вывозил, Джей-Джей занимался другой сферой фигурного катания — досконально изучал систему оценивания, искал прецеденты на ютубе и уже на базе этого пытался менять какие-то мелкие детали программ самостоятельно, жертвуя художественной выразительностью и надеясь, что судьи докинут баллов по старой памяти. С компонентами у него никогда проблем не было. Джей-Джей забил на учебу в университете, убеждая себя, что восстановится после этого сезона. Забил на своих друзей, забил на рекламные контракты и музыку. Джей-Джей хотел одного — выиграть гребанный чемпионат мира в Хельсинки. Но сперва надо было на него отобраться. Национальный чемпионат начинался 16 января в удобной Оттаве, не надо на другой конец страны ехать. Жан-Жак планировал остаться в Торонто, чтобы продолжать работать до посинения, но когда выдалась возможность уехать во Францию, чтобы покататься в высокогорье — Джей-Джей за нее ухватился. Или ему просто не хотелось выдумывать новые оправдания для Беллы, когда та по доброте душевной пыталась выяснить, что все-таки происходит. Кто знает.

[indent] Всё в порядке, милая, я просто очень занят подготовкой к важному старту.

[indent] Как будто я не занимаюсь подготовкой к важным стартам последние лет пятнадцать.

[indent] После занятого четвертого места в Бостоне, где Жан-Жак планировал взять золото, многое поменялось. Во-первых, Джей-Джей, хоть и не показывал, искренне уверовал в то, что он жалкий человек, который не держит слово. Он не вылезал с катка, чтобы в следующем году взять реванш. Во-вторых, Белла стала принцессой в замке, который охраняет злобный дракон, а чтобы его победить нужно стать чемпионом мира. Он ведь обещал. Обещал. Обещал. Обещал.

[indent] Предатель.

[indent] Белла была такой счастливой, а он растоптал в грязи её и свои мечты.

[indent] Да, все близкие улыбаются, говорят, что всё хорошо. Со всеми бывает. Ничего такого.

[indent] Какая разница, что они говорят.

[indent] Он подвел Беллу. Он не мог видеть Беллу, потому что ему стыдно было смотреть ей в глаза. Джей-Джей переехал к родителям, чтобы было удобнее тренироваться.

[indent] Как ты не понимаешь, детка, они мои тренеры. Дело не в тебе, Беллз. Надо просто это пережить. Я выиграю чемпионат мира в этом сезоне, и мы наконец-то сможем сыграть свадьбу!

[indent] Где-то с полгода Джей-Джей искренне верил в то, что после победы все наладится. А, войдя в новый соревновательный сезон, стал в этом сильно сомневаться.

[indent] Он немного увлекся.

[indent] Старый добрый друг Юрий Плисецкий, волею судьбы, попал на те же этапы гран-при, что и Жан-Жак. Изменился за лето. Программы другие и костюмчики тоже. Двухметровым русским реднеком, впрочем, он пока ещё не стал. Волнительно наблюдать метаморфозы вчерашних юниоров. «Может ты это, Юрочка, возмужал в каких-то местах, которые людям нечасто показывают, да? Прыгать, наверное, уже не мешает, да?» — Джей-Джей не удержался от искрометной шутки в раздевалке после выхода на лёд. Дело было в Чикаго, на Скейт Америка, США, оказывается, объединяет даже заклятых врагов.

[indent] В конце концов, его беспокоила судьба юного конкурента, который в Бостоне, несмотря на весь потенциал, изображал из себя королеву драмы. Юрий не особо торопился писать Джей-Джею, когда ему будет грустно, как тот ему советовал, поэтому Джей-Джей профилактически оставлял особо остроумные комментарии к фотографиям Юрия в инстаграме.

[indent] И вот, после того случая в Америке, Джей-Джей сам не заметил, как невинная переписка превратилась в ненавязчивый флирт, который он давно уже себе не позволял. Но это было так. В шуточку. Жан-Жак был уверен, что Юрий Плисецкий парень достаточно смышлёный, чтобы не начать воспринимать это всё всерьез.

[indent] А вот сам Джей-Джей оказался не очень смышленым.

[indent] Все вокруг с детства говорили: будь собой, лисен ту ёр харт. Никто из умных взрослых не сказал что делать, когда оказывается, дрочить на смазливых подростков при живой невесте — это тоже стиль Джей-Джей. Дрочить и плакать?

[indent] Джей-Джей чувствовал себя ужасно. И ничего не мог с собой поделать.

[indent] Поездка в Куршавель была хороша не только высокогорьем.

[indent] Ещё можно на лыжах покататься.

[indent] Конечно же, Джей-Джей не пытался сбежать от Беллы, чувствуя себя дважды предателем, обманщиком, изменником, которому не хватало смелости признаться. Привет, Белла, ты знаешь, пока ты по мне страдаешь, я дрочу на молоденьких мальчиков. Но тебя я люблю и терять не хочу. Может, подрочим на молоденьких мальчиков вместе?.. А потом я обязательно выиграю чемпионат мира, мы поженимся и у нас будут дети. Молоденькие мальчики. Штук десять.

[indent] В инастаграм Джей-Джей постил кучу фоток с горных склонов. Будто бы он на отдых поехал, а не на тренировки. Будто бы всё хорошо, как всегда, спасибо, что поддерживаете, мои любимые фанаты, я горд быть канадцем. Спасибо маме с папой. Всем спасибо, все свободны. Уф. Джей-Джей страдал за себя, а теперь еще и за Юрочку волноваться пришлось. Когда Плисецкого за уши вытянули на Чемпионате России, чтобы он в сборную на Чемпионат Европы попал, Джей-Джей всерьез забеспокоился. Он попытался выяснить, что не так и почему его принцесса не старается ради новой встречи и очередного позорного поражения на Чемпионате Мира, но принцесса была не в духе.

[indent] А потом как-то раскололась, рассказав, что она совсем одна в больнице у деда, в Москве. А дед в коме. И всё плохо.

[indent] Джей-Джей чуть сам инфаркт не схватил от сей новости, поэтому решился на странный поступок. Миссия «Звездный Десант».

[indent] Сказал, что друзья из России позвали новый год отметить. Новый год — не рождество, со скрипом Джей-Джей отпущен был: тренеры-родители понадеялись, что небольшое путешествие пойдет на пользу Жан-Жаку, который замкнулся на работе и социальных сетях. Завернули в три слоя теплой одежды и проводили до аэропорта.

[indent] Только не забывай, пожалуйста, про тренажерный зал.

[indent] Джей-Джею вдруг стало плевать и на тренажерный зал, и на фигурное катание, и даже на свои угрызения совести. Ему было невыносимо от мысли, что Юрию где-то плохо — а он ничем помочь не может. Почему в его голове такие мысли вдруг появляются, Джей-Джей старался не думать.

[indent] Просто так. Гуманитарная помощь товарищу. Дама в беде.

[indent] Кто-то в фан-клубе Юрия пронюхал, где Плисецкий проводит свои вечера. Правда, там настоятельно советовали не лезть к нему, ибо у него какая-то семейная драма. И, Джей-Джей, воспользовавшись советом, уже стремительно ехал из гостиницы в такси по направлению к нужной больнице. Он даже на бумажку кириллицей написал. Кажется, даже похоже вышло. Бумажка была нервно смята в кулаке, а Джей-Джей напряженно размышлял о том, что он Юрию скажет.

[indent] Все будет хорошо, Юрочка. Ах да, я ещё хотел сказать, что я хочу тебя трахнуть. Но я не буду, так как у меня есть невеста. Мы разъехались и уже практически не общаемся, но я все ещё испытываю моральные страдания по этому поводу. Только знай, если ты будешь шибко настаивать, я не буду особо сопротивляться...

[indent] Джей-Джей откинулся на сидение и зажмурился, протерев ладонью лоб. Он не знает, что ему делать, но отчего-то ему кажется, что он все делает правильно. Лисен ту ёр харт, блять. Навигатор у водителя сообщает, что они приехали, и Джей-Джей, шумно выдохнув, как перед стартом, выходит из машины к белому зданию больницы.

[indent] Русские люди на самом деле дружелюбнее, чем они выглядят, это Жан-Жак уже успел понять. При взгляде на таксиста, ему сперва казалось, что тот его сейчас увезет в подворотню, а там разрежет его сексуальное тело и органы продаст.

[indent] Вряд ли Юрий будет резать его на органы. Правда?

[indent] — Юуур'и Плисецки, — Джей-Джей улыбается и тычет в нос девушке смартфоном, на экране которого открыта страница Википедии. На русской почему-то не оказывается фотографии, поэтому Джей-Джей поспешно открывает галерею и показывает изображение, где они стоят с флагами на льду. В Канаде, в прошлом году на Скейт Кэнада. Юрий Плисецкий в слишком обтягивающем костюме.

[indent] — Ох, вы фигурист? — с сильным русским акцентом говорит девушка. Русский акцент сексуальный. Джей-Джей кивает и продолжает улыбаться. Это совсем не то, что он хотел услышать, поэтому канадец еще раз показывает на экран пальцем.

[indent] — Вы видели его?

[indent] — Вы, наверное, знакомы с Виктором Никифоровым! — радостно вспыхивает дамочка, и Джей-Джей хочет взывать, но всего лишь щурит глаз. Надеясь добиться большего расположения, он открывает папку GPF SOCHI и показывает фотографию, где он стоит уже с Никифоровом на одном пьедестале. В костюме, который ему сделала Белла... Джей-Джей мотает головой и смотрит на восторженное лицо девушки. Кажется, она сейчас на всё согласится. Можно даже в номер позвать поиграть в шахматы на раздевание. Хоть какая-то от Виктора польза.

[indent] — Юуур'и Плисецки, вы не видели? — интересуется Джей-Джей, вместо того, чтобы познакомиться с девушкой поближе.

[indent] — Да! — улыбается она, но вдруг переходит на русский, наверно, позабыв, что разговаривает с иностранцем. — Я постоянно вижу его где-то здесь, он не отходит от нашего пациента. Да вот он! — девушка показывает пальцем и Джей-Джей поворачивает голову. Больше внимания на дамочку Леруа не обращает.

[indent] Юрий Плисецкий был прекрасен, как всегда. Острый взгляд, гордая осанка.

[indent] Юрий Плисецкий выглядел ужасно. Под глазами пролегли густые тени.

[indent] Джей-Джею стало стыдно, что он ничего не предпринял ранее. Они же друзья. Вроде бы. Наверное. Друзей фигуристов у Джей-Джея было... Немного. Ну, пара девочек и несколько парников. С другой стороны, у Юрия был лучший друг Отабек Алтын, с которым Джей-Джей провел много времени, и какого черта Бек творит. Дает лучшему другу выбор убивать себя? Принимает все так, как есть, ведь Юрочка состоявшаяся взрослая личность и знает, как ему лучше?

[indent] Джей-Джей не принимает обстоятельства. Он их создает. Он сам — одно большое обстоятельство, и кое-кому придется с этим считаться.

[indent] Джей-Джей хочет обнять Плисецкого и утащить во Францию с собой на лыжах кататься. Он даже готов пообещать молчать.

[indent] — Прифэт! — Джей-Джей демонстрирует свой богатый словарный запас русского языка, улыбаясь. — Я приехал, Юрий!  — это уже на английском. Леруа весело машет рукой, как будто Юрий должен был его ждать, с аэропорта забирать и обещал водкой поить. — У меня осталась виза с московского этапа, решил, вот, тебя навестить!

[indent] Дуэт превращается в трио, ибо к Юрию подходит пожилая дама. Она что-то говорит, улыбается Джей-Джею, а Джей-Джей улыбается ей и кивает болванчиком, как будто понимает, что она имеет в виду. Хотя ему действительно кажется, что он понимает. Женщина очень беспокоится. Вряд ли это его родная бабушка. Может, психиатр? Нужно срочно забирать парня из этого места.

[indent] — Юри-ча~н, покажешь мне Москву? — ничего лучше он не придумал. Джей-Джей озаряет мир голливудской улыбкой и подмигивает проходящей мимо девушке для пущего эффекта. Эффект создается не такой, на который он рассчитывал, но из-за обильного использования Юрием слова «fuck» в речи у Жан-Жака начинает сосать под ложечкой. Знала бы леди, что я совсем не против.

[indent] — Не похоже, чтобы ты был особо занят, — растерянно успевает ввернуть Джей-Джей, прежде чем добродушная пожилая женщина опять начинает о чем-то говорить. Жан-Жак хочет верить, что она не убеждает Юрия избавиться от гостя. К счастью, судя по недовольному лицу феи, всё будет хорошо. Джей-Джей хвостом ходит за Плисецким, и, в итоге, они оказываются на улице. Вот он. Момент истины.

[indent] — Юрий, я... — начинает свою бодрящую речь Жан-Жак, но его резко перебивают. Может, это даже хорошо, так как речи никакой он в итоге не придумал. Плисецкий орет. Под конец Леруа даже кажется, что Юрий в шаге от того, чтобы разрыдаться. Ему, очевидно, плохо, а Джей-Джей совершенно не умеет успокаивать дам. Нахрена он тогда приехал. Надо что-то сделать. Надо что-то сделать. Оторвать от столба? Лизнуть столб, чтобы приклеиться рядом?

[indent] Надо что-то сказать.

[indent] Всё будет хорошо, Юрочка. Ах да, я ещё хотел сказать, что я хочу тебя трахнуть.

[indent] — Не буду говорить, что всё будет хорошо, — быстро реагирует Жан-Жак. Он уже успел наобещать всякого на свою голову.  — Но, думаю, твой дед бы не хотел, чтобы ты гробил себя и свою карьеру. И чтобы ты был так груб с иностранным гостем! — Джей-Джей вдруг по-братски обнимает драматичного Юрия сзади за плечи, хлопает того по груди, как настоящий мужик, но ретируется, не выдержав сей близости, хватает его за руку выше локтя и бесцеремонно тащит по улице куда-то за собой. Опасно играет.

[indent] — А мне очень нужна твоя помощь!

[indent] Это правда, но вряд ли Юрий Плисецкий догадывается, какого рода помощь Жан-Жаку от него сейчас требуется. А ведь, действительно. Какого черта ты тут делаешь, Джей-Джей. Ты же готовишься к важному старту. Ты же знал, что всё так будет.

[indent] — Я приехал к тебе, — просто отвечает Жан-Жак, в этот раз уже улыбаясь только кончиками губ. По привычке. Ему совсем не весело. И поток оскорблений ему слушать было неприятно. Раньше имелась толстая броня из самоуверенности, а сейчас он наг, как грешник на страшном суде, которого готовятся отправить в котел к содомитам. Решился на такой-то странный поступок. Даже интимный, можно сказать. — Не хочу потерять талантливого соперника.

[indent] Господи, соберись, Джей-Джей, у парня дед, единственный родственник, в коме. А ты какую-то херню несешь.

[indent] — Поедешь со мной во Францию на лыжах кататься? [AVA]http://i.imgur.com/3ek55RS.png[/AVA]

+2

4

Юра не любит — совершенно не умеет — принимать поддержку от других людей, даже от хорошо ему знакомых, в ответ лишь закрываясь еще сильнее, отгораживаясь от всех этих людей скрещенными на груди руками и скалясь, словно чем-то недовольный кот, в ответ. Да, возможно, что он подсознательно и интуитивно хочет этого, — чтобы ему сказали, что все будет хорошо, что он со всем справляется, что он кому-то нужен и т.д, — но только вот русский фигурист привык выдерживать со всеми определенную дистанцию, — барьеры всегда ломаются не сразу, а лед довольно крепкий, — тем самым невольно отгоняя от себя людей всем этим своим нежеланием чем-то с ними делиться: мыслями, чувствами и эмоциями. Его грубость, его колкий взгляд и гордо выпрямленная спина — это всего лишь защитный механизм, а также и та самая стена из ледяной крошки, падения которой дожидался далеко не каждый. А тот человек, который действительно знает о том, что на самом-то деле Плисецкий по-своему добрый, искренний и впечатлительный парень, с которым просто иногда бывает тяжело, находится в коме. Выйдет ли он из неё? Вернется ли он к Юре? Думать о плохом исходе событий не хотелось совершенно, но и исключать этого было нельзя. Николай уже не молод, назвать его абсолютно здоровым тоже было нельзя, так что закончиться это все могло и не самым лучшим образом.

[indent] Почему это случилось с ними?

На улице по-зимнему холодно, небо ясное и чистое, а снег же обещали только ближе к ночи. И это спасает. Холод отчего-то сейчас помогает Плисецкому все еще держаться в сознании, — воздействует на рецепторы и нервные окончания неким раздражителем, — хоть как-то мыслить, но только вот низкие температуры не смогли избавить его от общества канадского фигуриста, с которым подросток совершенно не знал о чем говорить. Он попытался забыть о Леруа, вновь списав все на стресс, но только вот сам Жан-Жак о себе забыть не позволил. И вместо московского холода приходит неожиданное канадское тепло — его обняли чужие руки. Хотя... почему чужие? Юра прекрасно знаком с хозяином этих рук. Джей-Джей. Плисецкий замирает, прислушиваясь к своим собственным эмоциям и ощущениям, так как сил вырываться попросту нет. Честно? Даже не очень и хочется. Да и зачем? Было как-то наплевать. Жан-Жак хочет его обнять? Пускай. Хочет что-то говорить? Пускай говорит. Но только подросток все-таки хотел было немного возмутиться поведению Леруа, который тут руки распускает, как сам Жан куда-то ретируется, вновь оставляя его один на один с холодом и каким-то странным чувством пустоты, что тугим комом свернулось прямо в том месте, где еще буквально пару секунд назад была ладонь канадского спортсмена. И что это было? Зачем обнял? Хотел помочь? Но вместо того чтобы задавать вопросы, ответы на которые ему были как-то и без надобности сейчас, Юра лишь как-то устало смотрит на Жан-Жака, стараясь слушать все то, что он ему сейчас говорит. Лыжи? Франция? Подросток хмурится, сводя светлые брови к переносице, а также глубже пряча руки в карманах куртки, не особо понимая происходящего, так как и не воспринимает Леруа всерьез, думая, что он вновь как-то странно шутит. Он действительно зовет его с собой? Зовет во Францию? Так просто? Это так... по-идиотски похоже на Джей-Джея, что тут даже и сказать нечего. С губ Плисецкого срывается какой-то нервный смешок. Джей-Джей говорит ерунду, вновь светится весь каким-то странным оптимизмом, и это, на удивление, не раздражает, а отчего-то сейчас даже расслабляет, заставляя Юру переключиться на что-то другое помимо своих крайне хреновых мыслей. Это заставляет его вспомнить о том, что они должны будут соревноваться за золото в этом сезоне, в который он прошел лишь чудом, а также благодаря вытащившим его судьям. Нет, серьезно, если бы не они, — судьи, — то в этом сезоне Плисецкий остался бы дома, ходил бы в школу, а также на какое-то время забыл о Джей-Джее, который обязательно бы написал ему какую-нибудь ерунду относительно всего происходящего. А ведь он действительно мог и не попасть на Чемпионат Мира. Доверил бы все Гоше? Ни за что. Да и ведь кто-то же должен наконец-то сбросить корону с головы этого наглого короля.

[indent] — Франция... Ты серьезно? Знаешь, даже если и не думать о том, что хер я с тобой куда поеду сейчас, — думаю, что причина очевидна, — то у меня нет денег на билеты, все мои вещи в Петербурге, а я что-то не настроен кататься, а уж тем более знакомиться с твоей семьей. Да и зачем я нужен тебе во Франции? Разве мы с тобой настолько хорошие друзья? Что-то я не заметил. Но... — отчего-то Юрий вспоминает о банальных правилах приличия, а также учитывает и тот простой факт, что Джей-Джея здесь и вовсе быть не должно, а он все-таки здесь. Леруа, если это действительно так, пытается его поддержать, бросил все и сорвался в Москву. Из-за него. Виза у него осталась... раньше Жан такого не делал, решив воспользоваться этой возможностью только сейчас. Да, конечно, если бы Юра все рассказал Отабеку или Виктору, а также и той же Миле, то они, возможно, тоже бы приехали к нему. И их понять было можно, так как Юру с ними кое-что все-таки связывало, в то время как о Джей-Джее он такого сказать не мог. И тем не менее он здесь. — ...спасибо. — последнее слово прозвучало как-то глухо и немного неуверенно, словно бы он говорит его впервые.

А все-таки... Зачем, Жан? Разве они с Плисецким так хорошо дружили, чтобы Леруа тащил его куда-то с собой? Что это? У него все настолько легко и просто? Или это у него такие своеобразные способы поддержки? Он всегда такой? И это все по-настоящему? Спасибо, конечно, что все-таки стараешься, что сказал сейчас пару нужных слов, но все-таки все это не то. Почему? Юра не может сейчас сорваться с тобой в горы. Не сейчас. Плисецкий должен быть здесь, в Москве, контролировать происходящее с его дедом, пускай даже если сделать он может не так уж и много.

Но вот кататься.

Это слово заставило русского фигуриста о чем-то вспомнить, о чем-то действительно приятном и теплом, а также о чем он мало кому рассказывал. И это что-то находилось за городом. Здесь. В Москве. Время... время у них еще было. Они вполне успеют смотаться за город и вернуться обратно еще до того, как перестанут ходить последние электрички, а там уже Юра вновь задумается над тем, что именно ему делать с появлением канадца в Москве. Черт! Плисецкий замечает, что действительно думает не в одиночном ключе, а приписывает сюда еще и Джей-Джея. Ну а что ему еще делать? Забудешь тут про него. Да и думает русский сейчас о выезде за город еще и по той простой причине, что этого сейчас хотелось и самому Юре, который, раз уж его выгнали на улицу, хотел отвлечься от свалившихся на него проблем хоть как-то еще, а не загоняя себя в студию Лилии или на каток. Честно? Он не умеет справляться со стрессом иначе. Он привык убивать все это в тренировках, предпочитая забываться в собственной программе, в мышечной боли, в россыпи синяков на бледной коже, в музыке и эмоциях, на которые он сегодня был не способен, не говоря уже и о том, что длительной тренировки его тело попросту не выдержит. Да и как-то не особо хотелось тащить Леруа на каток, пускай даже они оба профессиональные фигуристы, а лед и коньки были для них едва ли не смыслом жизни. Правда... блондин бросает короткий взгляд на Джей-Джея, вспоминая, что в Бостоне, когда он действительно повел себя как обиженный ребенок, — осознание этого пришло к нему чуть позже, показав Плисецкому, что канадец был прав, в то время как Юра лишь показал полное отсутствие профессионализма, — присутствие Леруа на какое-то мгновение действительно смогло его отвлечь, если и вовсе не пошло ему на пользу. Сработает ли сейчас? Сможет ли и сейчас Жан-Жак все переиначить? Пускай даже шутит, если хочет. Ведь в этом и заключается «JJ Style», да?

[indent] — Но если ты был готов предоставить мне шанс сбросить тебя со склона, переломав тебе ноги и руки, то... — мальчишка пытается собраться с мыслями, чтобы правильно сформулировать предложение на английском, подбирает нужные слова и словосочетания, но вместо этого только начиная запутываться в смысловой нагрузке предложения, тогда как мозг упорно продолжает думать на русском. — ...ай, к черту все. — нужных слов так и не нашлось, а от этого появилось лишь небольшое раздражение и желание попросту забить на все. — Просто идем со мной. Покажу тебе Москву. Но другую.

[indent] Не задавай лишних вопросов. Ты сам сюда приехал. Ты сказал, что приехал к нему, так просто не спрашивай ни о чем.

Плисецкий не стал ничего объяснять Леруа ни сейчас, ни после, ни тогда, когда ехал с ним на вокзал, ни когда затаскивал его за с собой в электричку, ни пока они ехали куда-то за город, старательно игнорируя любые вопросы на эту тему, привычно огрызаясь в ответ, а также бросив в сторону парня холодное и безразличное: — Вывезу тебя на пустырь и брошу там. Заебал.
[indent] В электричке же, сильнее замотавшись в шарф, Юра просто смотрел в окно, лениво наблюдая за открывшимся за грязным стеклом пейзажем, и изо всех сил старался не заснуть, а также не смотреть на Джей-Джея, чье присутствие уже и вовсе перестало его волновать, — даже и не напрягает то, что он сел рядом, — превращаясь в нечто «есть и ладно». Почему? Блондин был слишком уставшим и измотанным для того, чтобы что-то анализировать, злиться, — злость требует очень много энергии, — а также задавать сидящему рядом канадцу те или иные вопросы, в которых подросток сейчас не видел никакого смысла. И для человека, который давно не спал, мало ел, да и вообще всячески невольно себя истязал, даже и такая поездка была все-таки немного выматывающей, а от того спустя буквально пару минут Юра начал клевать носом. Чувствуя, что может все-таки отключиться, — хоть это он еще мог почувствовать, — он назвал Джей-Джею точное количество остановок, которые им еще осталось проехать, а там и попросил разбудить его где-то остановки за две до конечной, если он все-таки случайно уснет. Да, Юра упорно старался бороться со сном, отворачивался от проносящихся за окном деревьев, которые отчего-то лишь еще сильнее призывали его к тому, чтобы провалиться в мягкий и глубокий сон, но в конечном итоге он все-таки поддался желаниям своего организма и закрыл глаза, думая, что это всего лишь на минуту. На такую долгую, мягкую и приятную теплую минуту. Он просто посидит немного с закрытыми глазами. Он не заснет. Но все это было лишь самообманом, в то время как мозг цепко ухватился за желанную возможность немного отдохнуть. Буквально же через минуту Плисецкий и вовсе обо всем забывает, а также он совершенно не заметил, да и не почувствовал того, как слегка подался куда-то вправо и невольно облокотился о Леруа, который все это время сидел рядом. Так было удобнее. И других чувств в мозгу не было. Ощущения? Куртка у Жан-Жака холодная, но такая мягкая, что в данный момент она вполне заменяет ему подушку. Подросток прижимается к плечу Леруа щекой, даже уже и воспринимая происходящего, в то время как все мышцы в его теле приятно расслабляются.

[indent] Ты просто... не двигайся.

Просыпается Юра как-то сам и остановки за три до конечной. Предчувствие. Привычка. Когда он открывает глаза, а после отстраняется от канадца, то он ничего ему не говорит, решив, что так будет лучше. Да и о чем тут говорить? Зачем на что-то реагировать? Он просто заснул. Со всеми бывает. Последние две остановки Юра вновь пялился в окно, так и не удосужившись все-таки рассказать Жану об их конечном пункте назначения, а когда же им нужно было выходить, то просто толкнул его в плечо и пошел на выход. О чем думает блондин? Если честно, то ни о чем, а в голове и вовсе пусто. Как не задумывается он о причинах своего поступка. А ведь мог бы попросту побродить с Джей-Джеем по Москве, в конечном итоге даже и домой его привести, а не сюда вот. Но поздно уже перебирать варианты, когда дело сделано, а развернуться и поехать обратно, списав все это на маразм, Юра не может.

Плисецкий выскакивает из вагона, убеждается в том, что Леруа вышел следом, — не хватало еще его потерять тут, — а после разворачивается и уходит куда-то в сторону, мешая под ногами грязь и снег. Да, он действительно вывез Жан-Жака на пустыри, но только вот бросать его здесь он все-таки не собирался. Да и не настолько уж сильно он его и ненавидит, чтобы бросить где-то одного за пределами Москвы, а к тому же он не имел склонности к такого рода шуткам. И кстати о самом факте раздражения... когда канадец молчит, то он являет собой вполне себе нормального парня, с которым Юра вполне может спокойно находиться рядом, но стоит ему открыть рот и постараться блеснуть своим искрометным юмором, как его хочется сразу же убить. Ведь что на самом деле раздражает Юру в Леруа? Только лишь его шутки. Он их не понимает. В остальном же... все его агрессивное поведение становится чем-то вроде привычки. Да и Жан сам постарался для того, чтобы выстроить между собой и блондином некую модель поведения, к которой они оба привыкли. Настоящего же и горького «я тебя ненавижу» у Юры по отношению к Леруа не было. Да, он бесил его своими выходками; да, раздражал своими дурацкими шутками; да, провоцировал на конфликт. В остальном же Плисецкий признавал талант Жан-Жака, действительно видел в нем достойного соперника, который заставляет его тренироваться все сильнее, с которым действительно хочется стоять рядом на одном пьедестале, желательно, конечно, чтобы на ступень выше, так как лишь этот парень стал для Юры тем самым соперником, с которым не скучно, с которым адреналин через край, которого, черт возьми, он признает, и у которого хочет выиграть. Наплевать на Виктора, на Кацуки и на остальных, так как они все равно сольются, а выиграть у них он уже может и сейчас, — надо только взять себя в руки, — но с Леруа же была совершенно другая история.

[indent] — Король не боится лошадей? — обернувшись на Джей-Джея, Плисецкий смерил его изучающим и наглым взглядом, а после поспешил в сторону конюшни, которая уже вырисовалась перед ними впереди, надеясь, что сегодня там будет хоть кто-то. Он идиот, не подумал о том, что ведь у людей все-таки праздники, — действительно перестал нормально соображать, — что не каждый будет сидеть сейчас в это время здесь, стараясь закупиться последними подарками и продуктами. Но на счастье подростка в конюшне все-таки кто-то был, а именно там была Юля, девушка, с которой они всегда неплохо общались, когда ему удавалось вырваться сюда. А если Юля была здесь, то это значит, что задуманное удастся. Она позволит ему пройти, не станет заморачиваться с тем, что из наличных денег у него с собой практически ничего и нет, а там и просто договорится с ним о том, что он все отдаст чуть позже. Все равно сейчас тут не было других людей. Все свои.

[indent] — Привет, Юлька. — Юра спешит к девушке с каштановыми волосами убранными в хвост, даже улыбается ей, а после виновато переступает с ноги на ногу. — Прости, что я так поздно. И с Наступающим! Можно мне к своему? И... мы точно тебя не напрягаем? Я ненадолго. Потом сразу же уедем. — подросток разматывает шарф, продолжая смотреть на девушку, зная, что если она даст отрицательный ответ, то так уж получится, что они с Джей-Джеем действительно просто так покатались на метро и электричке.

[indent] — Перестань. — девушка смеется, подходит к фигуристу и кладет руку на плечо Плисецкого. — Я ведь говорила тебе, что ты можешь приезжать сюда в любое время. Даже в праздники. К тому же сейчас у меня еще есть пару часов. Все нормально. Ты на улицу или просто в манеж? И не переживай насчет оплаты. Сделаем как и всегда. И я рада, что ты удержался на Чемпионате России. Ты молодец.

Юре становится неловко, когда Миронова вновь напоминает о его позорном прокате не так уж и давно, но он понимает, что она, как и все остальные, просто хотела его поддержать. Да и вообще он к этому Чемпионату отнесся как-то спокойно, — плевать ему на результаты и чье-то мнение, — так как мысли его были заняты совершенно другими вещами. Главное, что он прошел на следующий этап, а там уже больше ничто не имеет значения. А дальше уж он еще себя покажет. Обязательно. К тому же и новая программа у него намного сложнее, чем она была в прошлом сезоне. Но что-то он не об этом сейчас думает.

[indent] — Прям выручаешь. Манежа хватит. Спасибо. За все. Ай точно... — мальчишка поворачивается к Леруа, одновременно с этим возвращаясь и к английскому. — Пойдем, я тебя кое с кем познакомлю. И ты умеешь держаться в седле? И на лошади, а не в принципе. — сказав это, Плисецкий направился в сторону денников, к тому самому красавцу, который уже давно пленил его душу, а также в которого, когда они с дедом отдали все долги, — вот и еще один стимул к победам, — вложил и не одни свои призовые. Вороной фриз. Идеальное воплощение силы, грации, породы и характера. Как можно в такого не влюбиться? Подойдя к деннику и постучав по дереву, чтобы жевавший сено конь повернул к нему свою голову, Юра тут же открыл дверь, а после прошел внутрь со словами: — Привет. Прости, что меня долго не было, а в карманах у меня нет даже сахара. Обещаю, что в следующий раз принесу тебе яблок. Ты как? — подойдя ближе, он провел рукой вдоль шеи коня, ощущая под пальцами приятное и такое необходимое ему сейчас тепло. Вот и еще одно существо, которое он любит также сильно, как своего дедушку и кошку, и который тоже находится именно здесь, а не в Питере. — Кстати... помнишь этого идиота, о котором я тебе рассказывал? Вот он. — Юра ласково зарывается пальцами в теплую гриву фриза, одновременно с этим поворачиваясь к Джей-Джею. Ухмыляется. — Можешь его погладить. Со мной не укусит. Наверное.

Об этом его увлечении — верховая езда — знают лишь единицы, а сам Плисецкий привык об этом не распространяться, так как это верховая езда и общение с лошадьми были для него всего лишь еще одним способом отвлечься от окружающего мира, от школы, а иногда даже и от тренировок с Барановской. Он никогда не собирался заниматься этим профессионально, оставив это чем-то вроде хобби и некой отдушины. Да, появляться здесь постоянно у него не получилось в силу многих обстоятельств, но когда он возвращался в Москву, то на какое-то время позволял себе немного расслабиться, а также постоянно приходил сюда.

[indent] И теперь он делится этим с Леруа. [AVA]http://i.imgur.com/0ASIZZw.png[/AVA]

+2

5

[indent] Джей-Джей не знал что делать, когда потащил Юрия за собой. На крайний случай он мог действительно прямо сейчас повезти его в аэропорт и забрать с собой в Куршавель, как настоящую русскую блондинистую женщину. Или нет? Сколько Юрочке там лет в этот раз? Нужно разрешение опекуна? Джей-Джею, если честно, просто хотелось оттащить их обоих подальше от больницы. Ведь Юрий мог там остаться страдать в коридорах, да и сам Джей-Джей больницы не любил и чувствовал себя в них крайне нервозно. Так что это практически похищение! Как в кино. Надо было арендовать черный джип с затонированными окнами, но, наверно, придется податься куда-нибудь поближе к метро? Метро там, куда идет поток людей. А дальше? На Красную Площадь? Покажешь мне труп Ленина, Юрочка? А потом выйдешь за меня замуж?

[indent] После того, как я выиграю чемпионат мира.

[indent] После того, как за меня выйдет Белла.

[indent] Ну, такого мачо стоит подождать.

[indent] — О, мадемуазель совсем не стоит беспокоиться о деньгах,  — быстро затараторил Джей-Джей. Он даже не подумал, что у Самого Юрия Плисецкого могут быть какие-нибудь проблемы с деньгами. В понимании Джей-Джея у топовых спортсменов всегда много денег и они могут ни в чем себе не отказывать. Наверное, это работает только для семей канадских олимпийских чемпионов. — Не стоит отказываться раньше времени, заодно подкатаешься, а иностранный опыт — это всегда хорошо! Можешь считать это гуманитарной помощью самому симпатичному моему сопернику! — про миссию «Звездный Десант» Джей-Джей говорить не стал, а то Юрий примет ещё за сумасшедшего. Хотя, возможно, терять уже нечего. Увлекшись монологом, Леруа не заметил, как Юрочка ему спасибо говорит. А как заметил, аж рот открыл.

[indent] Юрочка точно меня хочет.

[indent] Иди за мной, говорит. Покажу тебе другую Москву, говорит. Покажи мне свою красную комнату, Юрочка. Или розовую. Или леопардовую. Или какая у тебя там. Я, кажется, понял всё. Это как у Пуссикэт Доллз. Не знаешь, что "нет" не означает "да" и слишком уж агрессивен, пытаясь заполучить свое BEEP. Моя русская Николь Шерзингер. Я вообще люблю брюнеток, Юрочка. С упругой грудью. Но ради тебя, Юрочка, я сделал исключение, видишь? Снизошёл. И пойду куда угодно. Даже в метро. Даже на вокзал.

[indent] Что-то это не особо романтично, но, вероятно, вкусы Юрочки весьма специфичны.

[indent] Как любой нормальный спортсмен перед ответственным стартом, Джей-Джей старался избегать особо людных или особо негигиеничных пространств. Это Юрочка уже отобрался на свою старосветную Европу, а канадский национальный чемпионат будет в конце января. Нет, конечно, в своих силах Жан-Жак не сомневался, достойных конкурентов в рамках государства у него не было, канадские волшебные юниоры новой волны, в стиле Юрия Плисецкого, пока не отросли, но перспективы будут не самыми радужными, если он вдруг заболеет каким-нибудь сифилисом... Или чем ещё можно заразиться в московской электричке.

[indent] Леруа прокашлялся пару раз, перед тем как войти в вагон. Натянул край куртки на нос, воображая, что этот барьер защитит от всех вирусов и бактерий. Нахохлился. Нахрабрился. Сделал несколько шагов. Чего только не сделаешь ради великой любви.

[indent] — Юрий, куда ты меня ведешь?

[indent] — Юрий, ты хочешь увезти меня в другой город?

[indent] — Юрий, куда мы едем?

[indent] — Юрий, мы скоро приедем?

[indent] — Юрий, я хочу в туалет.

[indent] — Юрий, если что, моя семья найдет меня по геолокации.

[indent] Юрочка смотрел недобро, а когда его терпение лопнуло, довольно сообщил, что вывезет на пустырь и там бросит. Охуенно. Молодец, Джей-Джей. Вот она, романтика. Вот он, твой иностранный опыт. Вот что бывает, когда настроишь себе в голове всякой романтичной дребедени, а потом свяжешься с русскими. Лучше бы ты остался в больнице. Жан-Жак вдруг почувствовал себя в крайней степени несчастным и решил оглядеться по сторонам, улыбнуться кому-нибудь, чтобы незнакомец улыбнулся в ответ. Бабушка в платке напротив не оценила, смерив Леруа презрительным взглядом. Мужчина рядом прошел, задев его плечо своей ногой, на что Жан-Жак громко извинился на английском за свою неловкость. Мужчина недовольно пробурчал.

[indent] Они что, тут все такие что ли?!

[indent] Джей-Джей начинал паниковать. Если бы эта поездка была приятной, они могли бы взять такси. Но месторасположение такси всегда можно вычислить. Телефон, наверное, украдут прямо здесь. И никто не найдет бедного фигуриста в сибирской тайге. Только стопа останется, а остальное съедят медведи.

[indent] — Юрочка, я не хочу умирать, не вези меня на пустырь, ты же не всерьез это сказал, да? — Леруа еще раз посмотрел на серых и хмурых попутчиков, и развернул голову к Юрию. Тот спал. А потом навалился на плечо и продолжил спать на плече. Это было бы очень мило, если бы Жан-Жак не думал, что ему через полчаса выпотрошат кишки. Юрий сопел и невольно прижимался. Джей-Джей разрывался между радостью и страданием, и совершенно не знал, что ему делать. Когда мимо него прошла какая-то юная беременная девушка с иконой и протянула руку, очевидно, намекая на кэш, Жан-Жак радостно принял такое отвлечение. Вытащил из кармана несколько бумажек евро. Перед смертью важно позаботиться о карме.

[indent] Потом подошла еще одна девушка.

[indent] И еще одна.

[indent] Какой-то дед без ноги.

[indent] Баянист душевно играл.

[indent] Какой-то студент продавал религиозные книги. Джей-Джей купил одну, хотя читать по-русски не умеет.

[indent] Когда Джей-Джей обнаружил, что у него не осталось наличных, к нему протягивала руку пожилая женщина в вязанном платке. Жан-Жак искренне хотел ей помочь, в конце концов, он всегда занимался благотворительностью, но помочь было нечем. Он пожал плечами и улыбнулся, извинившись. Женщина зло прошипела какое-то слово и пошла дальше. А тут и Юра проснулся. Опять ничего не сказал, только через несколько остановок поманил рукой, приглашая на выход.

[indent] Вроде, какая-то станция. Не пустырь. И какие-то сооружения. Можно было немного расслабиться. Наверное.

[indent] — Юрий, — Жан-Жак решил поговорить на отвлеченную тему, раз уж Плисецкий не особо хочет рассказывать, куда они идут. — Что такое Пидорас? Это что-то типа Сука? — единственное ругательство, которое Джей-Джей знал, но исполнила та бабуля в электричке не его.

[indent] Особых объяснений Леруа от Юры не дождался, отчего мысленно сделал себе напоминание о том, что надо бы будет потом загуглить это слово в телефоне. А если это было что-то другое? А если это пригодится? Или стоит так принцессу при всех назвать? Сильно обидится? Вообще за это время Джей-Джей успел задаться столькими вопросами, сколькими за всю свою жизнь, наверное, не задавался. Но так было проще. Это отвлекало от мыслей том, что Юра все-таки действительно сейчас уведет его куда-нибудь в лес, а там и оставит на съедение медведям, тем самым и обеспечив себе безоговорочную победу на соревнованиях. На что готовы русские ради победы?

[indent] Или это все-таки может быть чем-то еще? Пожалуйста, пускай это все-таки будет не пустырь. Появившаяся на горизонте конюшня невольно порадовала.

[indent] Свидание? Или это у меня, наконец, план пошел по плану? Юрочка отвлекся от проблем? Юрочка хочет скормить меня лошадям-людоедам? Королем называет. Что это вообще.

[indent] — Король ничего не боится, — немного неуверенным тоном говорит опешивший от внезапного поворота судьбы король-Джей-Джей-ноуан-кэн-стап-ми. Скорее по инерции, а то вдруг бы Юрочка в нём засомневался. Король-Джей-Джей-ноуан-дефитс-ми ведь действительно ничего не боится. Это, правда, далеко не всегда было хорошо. — Да я и сам, — доходя до прежней кондиции, улыбается Леруа. — Тот ещё жеребец.

[indent] Да, легкая радость от того, что его все-таки не бросят где-то расчлененного в холодной России вернула Жан-Жаку прежнее любопытство, но удовлетворить его ему не дали, так как и дальше он снова ничего не понимал.

[indent] Даже обидно.

[indent] Я ведь в твое присутствии, Юрочка, не говорю на каком-то другом языке, которого ты не знаешь, а вот ты так издеваешься. Начать учить русский что ли? Да еще и так, чтобы принцесса не поняла, что он его знает. Так будет еще интереснее. В какой-то момент Джей-Джей даже было решил, что про него забыли, так как Плисецкий слишком уж разговорился с этой девчонкой — она ему кто вообще? почему на неё он не орет? —  но в конечном итоге внимание к королю все-таки вернулось. Его даже позвали с собой.

[indent] Да, ожидать от этого места чего-то другого было слишком наивно - встреча с конем, к которому и направилась принцесса была ожидаема. Но все равно все как-то... И что ему делать? Чего от него ждут? С животными Джей-Джей обычно ладил. Ну, как ладил. С котами и канарейками. Джей-Джей не рос на ферме, у его бабушки не было домика в деревне близ Великих Озер, и, казалось, с лошадьми знакомство вряд ли бы состоялось — с малолетства Жан-Жак занимался фигурным катанием, а конный спорт для начинающих богат на травмы.

[indent] Увы, как можно было догадаться, человек с такой фамилией просто не мог не попробовать королевские виды спорта. Прокатиться на лошадях они решили с друзьями, никакого тренерского контроля не было, а Джей-Джея не устраивало хождение по кругу и какие-то там правила. Он залез в седло, не особо разобравшись с управлением, и решил покататься с ветерком.

— Я как-то упал с коня и сломал руку, —  Джей-Джей улыбнулся и дотронулся пальцами до головы жеребца, а потом стал уверенно наглаживать животинку по лбу. — Это было в самый сезон, пришлось пропустить пару соревнований. Ходил на тренировки с гипсом, как дурак, а когда рассказывал эту историю, все надо мной смеялись. Что может быть нелепее, чем пропустить ответственный старт, на котором решается твоя судьба, из-за того, что свалился с внеплановой лошади? Зато... Где-то в это время я понял, что принц на белом коне из меня так себе. И решил быть королем!

[indent] Жан-Жак уже настроился воспринимать свои приключения в России в стиле Алисы в стране чудес, поэтому увлечение Плисецкого конным спортом его особо не удивило. Жан-Жака, наверно, уже ничего никогда не удивит. Но это не значит, что ему особо нравилось происходящее. Конечно, это весьма миленько, что Юрочка его сюда привел. Вот только. Выходишь на старт, будучи накрученным, что все плохо, — убьешься на всех же прыжках. Стопроцентно. Жан-Жак пришел спасать Юрия, и не собирался его, мечтающего о страданиях, самогнобстве, суициде или хотя бы коме, отпускать в проблемообразующие ситуации. Уж он-то знает, чем это заканчивается.

[indent] Может, нанять Плисецкому телохранителя, когда придется уехать?

[indent] — Я хочу на нём покататься, — бодро отзывается Жан-Жак, хлопая коня по спине. — Ты же не вёл меня, чтобы я смотрел, как катаешься ты? Если тебе повезет, я сломаю ногу, всё как ты хотел, Юрочка! — канадец еще раз сверкнул улыбкой. Эта искрометная шутка должна была немножко подавить на жалость и задеть за живое, но Джей-Джей искренне сомневался, что Юрий способен на подобные ощущения по его поводу.
[AVA]https://i.imgur.com/fQoibxz.jpg[/AVA]

+2

6

Юра, не обращая никакого внимания на усталость и легкую апатию, — он не обращает на них должного внимания уже довольно давно, и за что Барановская или Фельцман, если бы они только узнали об этом, непременно попытались бы его убить, — внимательно наблюдал за руками Жан-Жака, — пальцы которого ласково касались головы фриза, — а также за его действиями. И при этом Плисецкий, если все-таки поворачивал голову в сторону канадского фигуриста, не поднимал свой взгляд выше груди Леруа. Почему? Чтобы не встречаться с ним взглядом. И это было чем-то на уровне тех самых инстинктов, которые для самого себя Юра объяснял очень просто — не хотелось видеть лицо человека, который большую часть времени только и делает, что бесит его улыбкой этой своей дурацкой и прищуром блядским. Вместо этого блондин продолжал поглаживать вороного коня по спине, одновременно с этим слушая «занимательный» рассказ Джей-Джея о том, что он уже как-то имел опыт общения с лошадьми, но только вот закончилось это все переломом, гипсом и пропуском парочки соревнований.

[indent] — Из тебя и король не очень.

Подросток лишь фыркает в ответ, вновь вспоминая про все эти странные и самоуверенные выходки Джей-Джея, когда он начинает действительно называть себя королем, ведет себя слишком вызывающе и нагло, а также до какого странного и больного фанатизма обожает весь выстроенный вокруг себя образ. Это вообще нормально? Его в детстве родители так разбаловали? Что это? Эта самовлюбленность может быть результатом чего-нибудь еще? У всего этого есть какой-то смысл?Или Джей-Джей просто сам по себе настолько... ну вот такое. Это так? Ответа на эти вопросы Плисецкий не знал, а также совершенно не собирался эти самые ответы искать, так как они с Жан-Жаком не были друзьями, а в своих соперниках мальчишку интересовали несколько другие вещи. Да и просто тут еще играл свою роль тот факт, что, наверное, в каком-то смысле Юра даже слегка удивлялся тому, что у Жан-Жака с такой легкостью удается верить в самого себя, — ему бы хоть десятую долю такого чсв, — в то время как у него с этим явные проблемы. И это лишь становится еще одной из причин его постоянных тренировок, которыми он то и дело себя нагружает. Плисецкому мало банальной веры во что-то. Ему нужно все знать наверняка. Он должен сам все увидеть и почувствовать.

[indent] — Вижу, что одной сломанной руки тебе было мало. — совершенно беззлобно замечает Юра, но при этом все-таки не спешит что-то Джей-Джею запрещать. Вместо этого он лишь еще раз осматривает коня, запускает тонкие и бледные пальцы в его теплую гриву, словно бы прикидывая какие-то варианты, а в конечном итоге все-таки сдается, думая, что все не так уж и плохо. Да и вряд ли тут может что-нибудь случиться. Они ведь сейчас в помещении, а не на улице, где при хреновом раскладе Юра вообще мог потерять Жан-Жака, который тогда бы уж точно остался умирать где-нибудь на пустыре или в каких-нибудь кустах. — Ладно. Разрешаю.

Отказывать сейчас парню в желании покататься не было никакого резона. Почему? Плисецкий до банального не мог придумать никаких аргументов к отрицательному ответу. Их не было. К тому же Юра сам привел его сюда, — дурацкий и необъяснимый порыв, — а это значит, что было бы довольно глупо и странно сейчас ему все запретить, вывести на улицу, а там и увезти обратно в Москву. Зачем тогда приезжали, да? Пожав плечами, а также в последний раз посмотрев на Леруа, мальчишка отправился за седлом, уздечкой и прочим мелким снаряжением. Вряд ли Жан-Жак был у нас прямо дитем природы и опытным наездником, который справился бы с таким животным, у которого характер чем-то напоминал и самого Юру, без всего необходимого. Пока же русский подготавливал коня к выходу на манеж, — перед возвращением в Питер надо будет приехать сюда одному, — он не смог не сказать ему на русском что-то в стиле «этот канадец, конечно, дебил, но давай не будем его сильно калечить, а не то потом заебет» и «но можешь откусить ему пальцы».   

[indent] — Не дергай повод слишком сильно, не тяни его прям на себя, если в этом нет никакой необходимости. Он этого не любит. Упрется и никуда не пойдет. Просто дай ему возможность вести тебя самостоятельно, а ты только направляй. А еще я могу тебе этот трензель в рот засунуть, чтобы ты понял всю прелесть происходящего. Заодно может я хоть твоих дурацких шуток не услышу. — все эти наставления на путь истинный происходили уже непосредственно на самом манеже, и после которых подросток наконец-то передал поводья в руки канадца, надеясь, что он объяснил все более или менее адекватно, — максимально доступно, — а сам отступил на шаг назад, чтобы дать Джей-Джею возможность остаться с конем слегка один на один. Условно. Почему условно? Юра специально не уходил из поля зрения вороного где-то с минуту, так как знал, что тот не любит чужих, — Миронова ему уже на это как-то даже пожаловалась, так как он не всегда и других лошадей к себе подпускал, — а уж тем более он не любит тех чужаков, которые с первых же минут пытаются насильно им управлять. Но пока вроде бы все шло хорошо, а причин для беспокойства не было. Видимо к вечеру животное уже слегка устало, а от того и не собиралось показывать характер. И только когда Плисецкий убедился в том, что никто сбрасывать Жан-Жака на землю не собирается, — а уж тем более гонять его тут по периметру, — он позволил себе отойти еще на пару шагов в сторону.

[indent] Давай, король, покажи свой «JJ style».

Переживал ли Юра за одного несносного и наглого канадского спортсмена? Не очень. Чего о нем волноваться? Большой ведь уже мальчик. Дурной немного — много — и непредсказуемый, но все-таки должно же быть у него какое-то чувство самосохранения. Или у Джей-Джея его нет в принципе? Вполне возможно. Да, конечно, до этого Юра действительно желал ему тяжелых переломов, — русский частенько ему этого желает, — но ведь на самом-то деле ему сейчас этого не хотелось. И даже если конь в итоге и сбросит этого короля на землю, то тот отделается лишь легким синяком, но и не более того. Нет, в каком-то смысле блондину наплевать на то, что может случиться с Джей-Джеем, но и с другой стороны Плисецкому совершенно не хотелось бы потом выслушать от Леруа что-то в стиле «ты только что чуть не угробил все достояние Канады, которая тебе этого не забудет» или, не дай бог, позволить ему перевести все это в дурацкие шутки про принцесс, принцев и какие-нибудь странные способы лечения душевных и физических ран.

Мальчишка невольно подносит к лицу правую руку и зубами прикусывает кончик большого пальца. Привычка. Что это значит? Лишь то, что сейчас Юра сосредоточен лишь на чем-то одном. Он наблюдает.

Честно? Плисецкий так внимательно следил за Леруа только лишь в пределах льда, когда отчаянно пытался найти какие-то ошибки в его движениях, когда хотел найти его слабое место, — увы, но у Жан-Жака их практически нет, — чтобы потом это использовать, чтобы как-то его обойти; сейчас же он наблюдает за ним без желания увидеть что-то подобное. Юрий просто смотрит, скользя взглядом по ногам обоих, отмечая, что на вороном фризе Джей-Джей, черт возьми, смотрится просто отлично. Моментами кажется, что он чересчур сосредоточен, — но потом на лицо канадского фигуриста всякий раз возвращается улыбка, — но в целом... Плисецкий трясет головой, выгоняя из своего подсознания эти мысли, прячет руку в карман куртки, а после вновь следит за Джей-Джеем, надеясь, что все действительно закончится хорошо.

[indent] — Ты как там? — Юра все-таки окликает Жана, стоя уже где-то у дальней стены, — В другом конце манежа стоит крестовина. Можете попробовать прыгнуть, — у животного не было страха перед препятствиями, — они уже прошли через это, а также и с характером фриза Плисецкому уже удалось справиться, — так что особых проблем возникнуть было не должно, только если вороной не заупрямится чисто из принципа из-за наличия Джей-Джея на своей спине. — ...если только король не переоценивает свои возможности. Но можешь меня порадовать и снова сломать себе руку. Или короли не совершают своих ошибок дважды? — и вот опять у него на лице ухмылка. Хочется язвить.

Честно? Сейчас Плисецкий совершенно не думал о больницах, о своих проблемах, а также о том, что его организм измотан и хочет домой, хочет на мягкий диван, а еще и поесть. Удивительно, но если так подумать, то Жан-Жаку удалось отвлекать его от основного не только на соревнованиях, когда после встречи с Леруа русский фигурист выходил на лед крайне злой и сосредоточенный по той простой причине, что ему не хотелось проигрывать тому самому идиоту в красном, который опять умудрился вывести его из себя, но и сейчас, и тогда в Бостоне, и за пару дней до всего этого Юра ведь точно также отвлекался именно на Джей-Джея, на его инстаграм, на его дурацкие сообщения. Вот как это работает? И ведь сейчас они вполне себе даже мирно сосуществуют. Просто некуда бежать? Обстоятельства так сложились? Или Юра все-таки действительно может находиться рядом с Жаном, не сгорая при этом от ненависти и раздражения к нему, — пока Леруа не начнет провоцировать, — как это и было тогда в Бостоне. 

Зеленые глаза неотрывно следят за одним единственным человеком на манеже.

В голове пусто.

[AVA]https://i.imgur.com/v3wqluP.png[/AVA]

+2


Вы здесь » yuri on ice » Личные отыгрыши » дождь поет на ломаном английском;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC